Спутники Земли: от искусственного до естественного
 
Часть 1
 
 
 
 
Спутники Земли: от искусственного до естественного
 
Лекция, которую в рамках проекта
 "Публичные лекции" Полит.ру
прочел кандидат физико-математических наук,
доцент физического факультета МГУ,
старший научный сотрудник
Государственного астрономического
института им. П. К. Штернберга (ГАИШ МГУ),
лауреат премии «Просветитель» 2012 года
 
Владимир Георгиевич Сурдин
.
 
 
Читайте также:
В.Г. СУРДИН.
Путешествия к Луне. Аполлоны.
(djvu)
 
 
 
Текст лекции
 
Добрый вечер, друзья! Я второй раз в этой аудитории, и опять почему-то разговор у нас о космонавтике, хотя я астроном, но сворачиваем мы на эту тему, видимо, потому что пришли в гости к Полит.ру, а космонавтика - так или иначе - связана с политикой. В основном разговор будет о Луне, хотя и об искусственных спутниках тоже, но прежде всего - о Луне, поэтому давайте определимся сразу: Луна - спутник или нет?
 
 
«Естественный спутник Земли», - так о ней обычно говорят. Действительно, она маленькая, смотрите: почти четыре Луны по диаметру уложилось бы на нашей Земле. На первый взгляд, она незначительна по массе, по размеру, по своей роли в космосе, но в действительности это не так.
 
 
Давайте сравним ее не с нашей Землей, а с другими планетами. Луна, Меркурий и карликовая планета Церера - это все в одном масштабе. Как видите, Луна по размеру и по массе значительно превосходит все планеты-карлики и не очень сильно отличается от одной из классических планет -Меркурия.
 
Так что, если бы Луна жила одна, независимо от Земли, мы бы считали ее планетой, очень интересной, поскольку это самостоятельное тело со своей историей, эволюцией, и нам просто сильно повезло, что Земля в свой гравитационный плен захватила Луну, и мы теперь можем за три дня полета оказаться у нового космического тела. Это большая удача, и, по-моему, все большие любители астрономии в основном занимаются тем, что смотрят на Луну. Профессионалы вышли через вот это увлечение наблюдениями Луны, а затем у них интересы дальше пошли. В этом смысле нам тоже с Луной повезло.
 
 
Самым интересным, конечно, был третий лунник, на мой взгляд, это вообще фантастическая вещь. Американцы в те годы были единственными нашими соперниками в космонавтике, но они даже не задумывались о таком эксперименте, а мы его совершили, причем неожиданно для всех. Это фотографирование обратной стороны Луны. Тот же самый 1959-й год, фантастика, 2 года прошло с момента запуска первого искусственного спутника, а уже полетели в облет Луны, чтобы сфотографировать ее обратную сторону. Почему я считаю это самым выдающимся экспериментом во всей истории космонавтики? Потому что мы многое, почти все можем увидеть с помощью телескопа: телескопы становятся все лучше и лучше, мы все дальше и дальше можем видеть. Единственное, чего мы не можем увидеть в принципе, - это обратная сторона Луны. Какой бы телескоп на Земле ни был, на обратную сторону нам не заглянуть. Значит, надо было туда лететь.
 
И вот он полетел. Облетел Луну, сориентировался, сфотографировал. Как он ее сфотографировал? Электронных фотоаппаратов тогда не было. Он ее на пленку сфотографировал, обычную целлулоидную древнюю пленку. Тогда это была, конечно, современная пленка. Проявил ее там же. Кстати, физический размер этого аппарата чуть меньше, чем сейчас на экране: примерно метр, бочечка такая.
 
 
Там он ее проявил, закрепил, если кто помнит смысл этих процессов. И, пролетая обратно мимо Земли, передал по радио, строчка за строчкой были считаны эти кадры, передал их на Землю в радиодиапазоне. Конечно, карта ужасная. Но все-таки мы впервые увидели обратную сторону Луны. Мои коллеги у нас в институте Штернберга расшифровывали ее и представляли обратную сторону Луны.
 
 
И вновь марка стала пропагандистом наших космических достижений. Тут же это было отражено: как летал, как снимал.
 
 
А следующая марка показала, что снял - первая карта обратной стороны Луны. И вот вы видите самое заметное пятнышко… Вообще, мало морей, крупных нет совсем, но маленькие есть. Море Москвы появилось, хотя не было такой традиции в астрономии - называть именами городов что-то на поверхности других планет. Но мы были авторами этого открытия и имели на это право. Так что есть на Луне Море Москвы. А вот красивое название - «Море Мечты», кратер «Циолковский». А здесь хребет «Советский». На этих, прямо скажем, некачественных снимках что-то такое напоминало горный хребет -и вот назвали «хребет Советский». Прошли годы, сфотографировали лучше, убедились в том, что никакого хребта там нет, и хребет Советский исчез с карт Луны, ну а потом и Союз Советский тоже исчез; прямо какая-то мистика с этой лунной картой.
 
 
Астрономы не всегда имели возможность смотреть на Луну в телескоп, но и без телескопа мы все равно видим на Луне, - и только на Луне, - кое-какую «географию». Вот так Луна видна нашему невооруженному глазу; если он, конечно, нормальный или в хороших очках. Некоторые детали лунной поверхности видны, а ведь ни на одной другой планете мы вообще ничего не видим глазом, даже дисков не замечаем, а тут какую-то географию видим. Карты Луны создавались еще до изобретения телескопа; это конец 16-го, самое начало 17-го века. Телескопа еще нет, а карты уже создаются, потому что глазом видна география Луны; конечно, не очень детально, но все-таки. И в этом смысле она показывала перспективу, что есть в космосе другие планеты, не точки какие-то бестелесные, а натуральные планеты. Большая удача, что Луна всегда была перед нами.
 
 
Что мы видим с Земли? В хороший бинокль или в среднего качества телескоп, даже самодельный, уже многое на Луне видно: и кратеры, и горные хребты, и моря - мы их по традиции «морями» называем, но, конечно, понимаем и всегда понимали, что там воды нет. Тем не менее, это моря, просто застывшие лавовые моря, когда-то там плескалась или, по крайней мере, текла вулканическая лава, а сегодня это просто ровная поверхность.
 
 
Берем хороший телескоп. Вот так видна Луна в хороших условиях, как правило - не городских, а где-нибудь на горной обсерватории в хороший профессиональный телескоп. Большое удовольствие, надо сказать, смотреть на Луну в телескоп и вот так - кусочек за кусочком - бродить по ней. Всю ночь можно исследовать ее. Более того, не одну ночь, ведь ночь от ночи меняется солнечное освещение, по-иному ложатся тени, вы видите какие-то новые детали на Луне, и хочется к ним приблизиться, посмотреть поближе.
 
 
Мы ставим окуляр с большим увеличением, «приближаемся» к Луне, но начинаем замечать, что резкость изображения теряется, уже той резкости, что была на предыдущем снимке, у нас нет, хотя вроде бы мы оказались ближе к Луне.
 
Вот это известная деталь на Луне называется «Прямая стена», это такой сброс, ступенька геологическая, она высотой 600 метров. Мы бы ее не разглядели на этом снимке, если бы не боковой свет. Тень падает достаточно далеко, - километра на два вперед, - и выделяет нам эту структуру. Попробуем еще больше приблизиться к Луне.
 
 
Приближаемся, т. е. ставим большее увеличение. Вот так воспринимается Луна при увеличении в 800-1000 раз. Резкость теряется почти окончательно. Никаких других деталей, более мелких, мы не замечаем, просто раздули изображение. Значит, есть какой-то предел при наблюдении в телескоп.
 
 
Так бы вы видели Луну, если бы реально смотрели в телескоп - картинка постоянно «дышала» бы, менялась, потому что воздух перед телескопом бурлит и искажает, смазывает картину. Никогда ни в какой телескоп с поверхности Земли мы не видим на Луне деталей мельче одного километра. Но раз мы не видим четко Луну с Земли, значит, надо лететь туда и рассматривать ее вблизи.
 
 
Космонавтика началась, как обычно об этом пишут, в 1957-ом году, когда наш первый спутник полетел. На самом деле, она началась раньше. Первое рукотворное изделие - баллистическая ракета Фау-2 - вырвалась за пределы атмосферы в конце сороковых, даже в середине, когда немцы Вернер фон Браун и его коллеги проводили первые опыты с ракетами. Но использовали эти ракеты только для боевых целей, для бомбежки, никакой научной нагрузки они не несли, но ракета была создана, выход в космос состоялся.
 
 
После войны эти ракеты достались победителям - нам и американцам. И практическая космонавтика - отечественная и американская - началась с того самого момента. Мы сначала учились у немцев, а потом мы сами и американцы продолжили развивать космонавтику. Но вот что интересно - до того момента, как она была фактически рождена в наших странах, журналисты попытались опередить процесс
.
.
 
Мне недавно попались обложки вот этого журнала “Знание - сила”, его когда-то многие читали. Журнал 1954-го года. Журналисты попытались заглянуть на 20 лет вперед и увидеть мир будущего, как бы он был отражен на страницах этого журнала, и они написали на обложке “1974”. И угадали: именно в начале 1970-х люди на самом деле летали на Луну. Журналисты “Знание -сила” в 1954 году дали очень точный прогноз. По-моему, это было впервые и чуть ли не в последний раз в истории отечественной журналистики, когда прогноз был дан с точностью практически до года: люди будут на Луне в начале 1970-х. Еще никакой Кеннеди ни о чем не говорил, а журналисты догадались, что это будет; даже спутники еще в космосе не летали. Ну, конечно, ракета в представлении журналистов была такой остроносой, наподобие реактивного самолета, потому что реактивная авиация тогда была последним словом техники. Конечно, на Луну в таких ракетах летать нет смысла.
 
 
Тогда же, в те же годы были инженеры, которые смотрели на эту проблему еще глубже. Вот малоизвестное имя - Ари Штернфельд, польский еврей, работал в Европе, во Франции. А когда немцы оккупировали Европу, он переехал в Советский Союз, получил убежище, но не получил доверия, и поскольку его к настоящим секретным космонавтским разработкам не допускали, он у себя дома работал. Он очень точно видел будущее космонавтики. Вот смотрите, какая несуразная штуковина летит к Луне. Но действительно именно так и состоялись полеты к Луне, отнюдь не на остроносых ракетах, потому что в открытом пространстве, в вакууме, ни к чему обтекаемость. И, конечно, никто еще таких летающих луноходов не запускал, но не исключено, что они скоро появятся. Так что люди точно видели будущее космонавтики.
 
 
Ну а формально она родилась 4 октября 1957 года - наш первый спутник, это вы знаете. Но вот что несколько неожиданно: в конце 1957-го года первый кусочек земного вещества оказался на орбите вокруг Земли, прошло всего лишь чуть более года - и уже первый аппарат был отправлен к Луне.
 
 
А технически это задача намного более сложная: уже не первую, а вторую космическую скорость надо развить, а это скорость в полтора раза большая, в два раза больше энергетика - в общем, намного сложнее. Тем не менее, отправили. В те годы не умели управлять полетом космических аппаратов, фактически их выстреливали с Земли и дальше смотрели, как они по баллистической траектории летят, попадают или нет, ну - как мяч, брошенный баскетболистом в кольцо: бросил - и смотришь, попадет он туда или нет.
 
Первый наш аппарат не попал по Луне, - у американцев первые тоже не попадали, - он пролетел недалеко от Луны, кстати, у него был приборчик - магнетометр, он доказал, что у Луны нет магнитного поля, тогда это было важно. Пролетев мимо Луны, аппарат ушел на орбиту вокруг Солнца и стал двигаться приблизительно по орбите Земли - стал спутником Солнца. Интересно, как точно работали идеологи тех лет: они его тут же переназвали - из «Луны» он стал «Первой искусственной планетой Мечта», как будто бы так и было задумано: мол, мы хотели планету запустить. Во всяком случае, это был интересный технический эксперимент.
 
 
Но вот уже второй наш лунник попал по Луне. В те времена говори: «Он упал в Море Дождей». На самом деле, если точно говорить, он упал в Болото Гниения, ну, такая вот терминология у астрономов. Мы все темные пятна на Луне, на других планетах называем какими-то мокрыми типами названий: океан, море, болото. Ну, вот и попал он в Болото Гниения, которое тут же переназвали - стало оно Заливом Лунника. Это исторический перелет, впервые мы коснулись своей механической рукой другой планеты. Ну - как коснулись? Он, конечно, с большой скоростью - 2 километра в секунду - врезался в поверхность и перестал существовать, а хотелось что-то оставить, хотелось что-то такое историческое донести до Луны. Что донесли?
 
 
Но прежде посмотрите, как люди в те годы узнавали об этих технических достижениях? Это любопытно - марки. Обычные почтовые марки, которые клеили на конверт, каждый из нас их клеил чуть ли не каждый день. Это была самая широко распространяемая печатная продукция, смотрите, как точно орбита Луны показана, момент старта, где была Луна, когда ракета вылетела с Земли, где она оказалась, когда ракета к ней приблизилась. То есть это такое научно-популярное микропроизведение в огромном количестве экземпляров тут же попадало в руки жителей страны, и тут же все понимали, что это большая техническая удача.
 
 
Но что он принес на Луну? Надо было как-то хоть что-то сохранить, оставить какой-то памятный знак на Луне. Этим знаком стал герб Советского Союза. Это такая пластиночка, там действительно герб СССР. Из этих пластинок были собраны шарики. Почему именно в виде мячика это было оформлено? Это был красивый технический шаг для решения проблемы, как сохранить. Дело в том, что этот шарик - на самом деле бомба, маленькая граната, там взрывчатка. Когда аппарат подлетал к Луне, эта штука взрывалась. Зачем?
Казалось бы, вы и так на огромной скорости врезаетесь в Луну, зачем еще и взрывать… На самом деле, красивая идея была. В момент взрыва часть этих пластиночек направлялись в сторону Луны и с еще большей скоростью в нее врезались, и, конечно, испарялись, но другие пластиночки, ориентированные от Луны, этим взрывом притормаживались и об Луну стукались уже с меньшей скоростью, поэтому есть надежда, что они сохранились.
 
 
Расчеты показывают, что сохранились, так что на Луне сейчас, наверное, несколько десятков этих исторических гербов, и это, наверное, большая ценность для коллекционеров, для музеев. Есть смысл их в Болоте Гниения поискать, может быть удастся найти.
 
 
Обратная сторона Луны - все еще загадка, там до сих пор не было ни человека, ни автомата, и по сути она неисследованная, но мы видим, что она сильно отличается от обращенной к Земле видимой стороны. В чем причина этой разницы, пока не понятно.
 
 
Вот так выглядит обратная сторона Луны, это уже хорошие современные снимки. Почему-то на ней нет больших лавовых морей, и никогда не было - загадка.
 
 
Следующий этап полетов к Луне - это искусственный спутник Луны. Первым был тоже наш советский Луна-10. Почему важно было спутник запустить? Когда он летает, и вы следите за его движением, вы понимаете, как устроено гравитационное поле Луны. И оказалось, что оно устроено очень сложно, гораздо сложнее земного. Земное поле очень ровное, а лунное - такое ухабистое. Есть в лунной коре области с высокой концентрацией, плотностью вещества, мы их называем масконы от английского mass concentration. И они притягивают к себе сильнее, чем окружающие области, поэтому спутник летит по волнистой орбите и иногда ныряет довольно глубоко к поверхности, притянутый масконами, и в этом смысле важно было понять, как будущим астронавтам там в этом лунном гравитационном поле себя вести.
 
Вот наш первый спутник, потом американцы это дело еще точнее выяснили. На первом советском спутнике Луны тоже была идеологическая нагрузка. Там была музыкальная шкатулка, которая играла Интернационал. Дело в том, что когда он вышел на орбиту вокруг Луны, открывался очередной съезд КПСС, 23-й. И в момент открытия было объявление: «Сейчас с орбиты Луны нас будет приветствовать наш посланец». Я в этот момент телевизор смотрел. Все шесть тысяч человек во Дворце Съездов встали и слушали, как бибикает Интернационал по одной ноте. В общем, все было сделано с идеологической нагрузкой грамотно.
 
 
В эти годы - середина 1960-х - американцы начали нас догонять и опережать. Кеннеди сказал: «Мы должны быть на Луне первыми», - и началась очень серьезная техническая гонка. Их аппараты первыми подлетели к поверхности Луны и передали ее внешний вид. Это серия аппаратов «Ranger», они просто врезались в Луну, не тормозя, со скоростью 2 километра в секунду, но до этого телевизионной камерой передавали то, что видят; последние кадры были с высоты нескольких сотен метров. И уже можно было даже камушки мелкие разглядеть на поверхности Луны, это было интересно. Не все у них там, конечно, получалось. У них был такой посадочный аппарат, он разбивался, не сработал, но съемку они провели.
 
 
Следующий этап - надо было сесть на Луну. И тут тоже - кто раньше? Раньше удалось советским инженерам, в основном за счет количества попыток. Около дюжины наших аппаратов разбилось о Луну, но один все-таки мягко сел. Организовать мягкую посадку при отсутствии бортовых компьютеров было нелегко. Компактных компьютеров тогда не было, и все решалось механическими хитростями. Вот посадочный аппарат, он небольшой, чуть больше полуметра размером. Вокруг него надувался пузырь, диаметром метров шесть, мячик такой, и он в этом мячике прыгал, ударяясь о Луну, останавливался. Потом мячик сдувался, раскрывался -и из него выкатывалась яйцеобразная конструкция.
 
 
Тяжесть у нее была внизу, поэтому она, как ванька-встанька, ориентировалась, лепестки у нее открывались, она начинала работать. И мы впервые увидели поверхность Луны так, как ее бы увидел стоящий на ней человек. Это реальная фотография лунной поверхности, а поверх нее прилеплено изображение посадочного аппарата. Сначала была «Луна-9», потом «Луна-13». Это было здорово, это просто потрясло всех, что наконец-то начались исследования лунной поверхности руками автомата.
 
 
Но американцы быстренько нас нагнали и перегнали. Они посадили туда продвинутых роботов серии «Surveyor». Это, конечно, был существенный шаг: он с реактивным двигателем, на ногах. Включая двигатель, мог подскакивать, менять свое место. Механическая рука скребла грунт, была телекамера, и самое немаловажное - панели солнечных батарей. У нас-то аккумуляторы были, недолго работали наши аппараты, а этот, питаясь солнечным светом, работал довольно долго и проводил подробные исследования. Окончательно было доказано, что Луна готова принимать астронавтов.
 
Почему в этом были сомнения? Некоторые квалифицированные астрономы считали, что Луна покрыта толстым слоем пыли, и все, кто попробуют туда приземлиться, просто утонут в ней. Действительно, можно было так подумать, потому что Луну постоянно обрабатывают микрометеориты, взрыхляют почву, за миллиарды лет мог накопиться слой пыли, но, к счастью, он не оказался толстым. Кстати, никто из вас не спросил меня: а кто сфотографировал этого робота? Не сам же он себя сфотографировал. Откуда его реальная фотография на Луне? Потерпите - расскажу!
 
 
Перепрыгнем некоторые этапы и закончим с роботами. Как вы знаете, нам не удалось запустить людей на Луну, но роботами мы неплохо ее исследовали. Вот два лунохода, которые у нас удачно сели на поверхность Луны. Съехали с посадочных платформ и проехали несколько десятков километров, исследуя ее, как могли. Хотя сами по себе все луноходы - очень интересные, мощные машины, они размером с легковой автомобиль, массой почти 900 килограммов, но научных приборов на них почти не было. Небольшой анализатор грунта был, электроника тех лет просто не позволяла иного. Вот смотрите: три телекамеры, каждая из них больше 10 кг весит - это уровень электроники тех лет. Сегодня у нас телекамера весит 2-3 грамма, в сотовом телефоне их несколько штук. Тогда все было немного сложнее.
 
 
Я еще недавно гордился, да и продолжаю гордиться нашим луноходом, потому что он превосходил планетоходы, которые после него были созданы. Вот наш луноход, и я специально его нарисовал в одном масштабе рядом с американским марсоходом -те до недавних пор уступали и по массе, и по размеру. В прошлом году на Марс сел последний марсоход «Curiosity», и он чуть-чуть больше по массе, чем наш луноход, 900 килограмм весит на Земле. Так что луноход как платформа для научных исследований еще вполне перспективен. На него бы поставить современное научное оборудование, он еще мог бы поработать на Луне, может быть, когда-то это будет реализовано.
 
 
 
 
Последнее, что мы сделали удачно, -это привезли с Луны в автоматическом исполнении пробы грунта. Вот такие бурильные станки садились на Луну, бурили грунт, поднимали его, упаковывали в возвращаемый аппарат, с Луны стартовала небольшая, совсем крохотная ракета. А до Земли долетал шарик на парашюте и привозил примерно 100-120 граммов лунного грунта. Все это в автоматическом режиме, и получалось в те годы, хотя электроника была слабая, но вот как-то и без нее инженеры творили чудеса.
 
 
Гонка. Конечно, гонка была не между автоматами, а между полетами человека. В те годы это воспринималось как главное достижение в космонавтике - полет человека. Автоматы - это, в общем, считалось чем-то второстепенным. Руки человека, глаза человека были важны. Сегодня это, конечно, уже не так: сегодня автоматы видят лучше людей. Но тогда это было так. У нас упора на гонку не было, я не помню, чтобы в те годы писали, что мы соревнуемся с американцами. В Советском Союзе все было ясно: мы первые в космосе, конкурентов нет. Но американцы считали, что они смогут нас опередить, - и они смогли. Для этого нужно было создать мощную ракету.
 
 
Ясно, что полет человека на Луну и обратно требует очень мощной ракеты; и мы, и американцы пытались ее сделать. Им это удалось. Ракета Сатурн-5 была сделана по идеям все того же Вернера фон Брауна, который был отцом экспериментальной космонавтики. Он не один ее, конечно, создавал, но он был идеологом этого дела. И ракета на редкость получилась удачная: ни один из ее запусков не закончился катастрофой. Такого, насколько я знаю, в истории космонавтики не было. Ни одна новая ракета с первого раза не полетела, если я не ошибаюсь…
 
Вопрос из зала: А сколько запусков было?
 
Сурдин: Понимаете, вот в такой конфигурации, в лунной, было около 12 запусков, были другие конфигурации, без второй ступени, иногда даже без первой… Ну, разные. Но все было оптимально. Дело в том, что большая экспериментальная база была у американцев, они смогли на это на Земле много денег бросить и проработать все тонкие места -и потом уже запускать, будучи уверенными, что полетит.
 
У нас несколько иной был подход, наши ракеты делались так: делаем, делаем, делаем, пускаем, пускаем, разбиваются, разбиваются, выясняем почему -в конце концов доводим до ума. Когда вы большую серию ракет делаете для военных -это, наверное, нормальный подход, когда уникальную ракету делаете - это не нормальный подход, но другого у нас не было.
 
 
Вот наша конкурентка - ракета Н-1, ее делало КБ Королева, она тоже гигантская, как и Сатурн-5, рядом они были бы просто как братья-близнецы. Вот смотрите, это люди, видите масштаб этого дела? Фантастика, конечно, то, что в разоренной войной стране удалось сделать такое… Не полетела, ну, не хватило денег, сил, и так далее на всё, но ведь создана была.
 
 
С технической стороны эти ракеты были по-разному устроены. Масса одинаковая - 3 тысячи тонн, рост одинаковый -110 метров, но американцам удалось создать мощные двигатели.
 
 
Вот эти двигатели первой ступени, такие мощные, что всего 5 штук могут толкнуть ракету вверх. У нас таких мощных не оказалось, и мы вынуждены были 30 штук на первой ступени поставить, относительно маломощных.
 
Вот Вернер фон Браун уже на закате своей жизни, его знаменитые двигатели F-1, которые как раз и обеспечили успех ракеты Сатурн-5.
Вопрос из зала: А причины взрыва ракеты Н-1?
 
Сурдин: Много было причин, но прежде всего, насколько я понимаю ситуацию, это неумение управлять согласованно большим количеством двигателей, тогда еще не было достаточно хорошей электроники, чтобы можно было согласованно руководить работой такого комплекса, 5 двигателей легче обеспечить управлением, чем 30.
 
Позже нам удалось создать ракету такого же калибра, это ракета «Энергия». Это было уже на закате советской власти и после окончания «лунной гонки», так что смысла для лунных полетов эта ракета не имела, хотя по мощности она была примерно такая же, как Сатурн-5.
 
 
Ракеты «Сатурн» стартовали с мыса Канаверал, тогда он был мысом Кеннеди, во Флориде, это уже побережье Атлантики, они туда все улетают и до сих пор, когда они в сторону Атлантики улетают, первые ступени падают в воду. Сборка ракеты проводилась вертикально в большом таком сборочном корпусе, …
 
 
… а потом транспортер ее тащил подальше от этого места на всякий случай, мало ли что. Такой гигантский трактор, крупнейший трактор в мире, он до сих пор работает, вот уже несколько десятилетий.
 
 
Он отвозил ее к месту старта, на стартовый стол, отсюда ракета взлетала.
 
 
Я уже говорил, что много раз все системы испытывались, в том числе, испытывалась система спасения космонавтов. Такие системы есть на всех ракетах, которые людей перевозят, - на наших, на американских. Кабина экипажа вот здесь - на носу ракеты, а над ней стоит еще маленькая твердотопливная ракета, которая в случае чего, если не заладился пуск, срывает кабину с людьми и относит ее подальше. Испытания были, но реально эта система у американцев не использовалась, а у нас использовалась: на наших «Союзах» она спасла жизнь двум космонавтам, так что это важная система.
 
 
Июль 1969 года -первый полет… Я перепрыгиваю некоторые эпизоды, все-таки мы не только о технике сегодня говорим, но вообще об этом направлении исследований. Были предварительные полеты вокруг Земли, вокруг Луны и, наконец, полет к Луне, июль 69-го года - первая попытка сесть на поверхность Луны.